Алмазный пот Ареты

69-й фестиваль в Берлине подходил к концу. Десятидневный киномарафон иссушил все силы. Претенциозные, туго зашифрованные, пошло эпатажные послания с экрана вызывали уже только рвотную реакцию. Признаюсь: артхаус достал. И тут такой подарок!

В последний рабочий день фестиваля прессе показали фильм-концерт «О, благодать!». Вообще, старинное церковное выражение Amazing Grace можно переводить по-разному, но я предпочитаю такой перевод. Это «О» в русском варианте хорошо передает эмоциональный максимализм выражения.

Этот фильм самым невероятным образом материализовался, выплыв из небытия. В 1972 году Арета Франклин, тогда уже музыкальная звезда первой величины, два вечера подряд выступала в баптистской церкви в Лос-Анджелесе, исполняя негритянскую религиозную музыку госпел.

И вот спустя шесть месяцев после смерти «королевы соул», 90-минутный документальный фильм «О, благодать!» явлен на свет Божий. И совсем скоро он выйдет в американские кинотеатры.

Спайк Ли, номер один среди режиссеров-афроамериканцев, назвал этот фильм «одним из величайших концертов, когда-либо заснятых на пленку». «Как вы знаете, Арета — одно из мировых сокровищ, не только американских, — подчеркнул Ли.

На пресс-конференцию после показа в Берлине пришли  продюсеры фильма Алан Эллиотт и Джо Бойд. Бойд был одним из продюсеров той легендарной записи 1972 года, и его можно увидеть в фильме.

Как рассказал Эллиотт, бесценные пленки несколько десятилетий хранились в коробках на складе. Эллиотт потратил много времени, денег и нервов, чтобы скорректировать технические проблемы и «очистить» фильм от неясностей по части правовладения. И именно Спайк Ли поддержал идею восстановления фильма и помог Эллиотту.

Что же мы видим на экране?

Съемки происходили в январе 1972 года в  баптистской миссионерской церкви New Temple в Лос-Анджелесе. Район этот называется Уоттс, и многие помнят, что именно здесь в 60-е вспыхнули сильные расовые волнения. Арета поет вместе с преподобным Джеймсом Кливлендом, ее многолетним ментором, и и бесподобным хором Southern California Community Choir.

Съемки, организованные компанией Warner Bros., должны были увековечить концерт в виде документального фильма, сопровождающего выход в продажу живой пластинки Ареты. Двойной диск этого дивного концерта благополучно вышел тогда, в 1972 году, и стал самым успешным альбомом Франклин. В мире было продано более двух миллионов пластинок с этим концертом, а певица получила премию «Грэмми» за лучшее исполнение музыки соул/госпел.

Интересно, что в титрах фильма нет строчки «режиссер». Тут отдельная интрига, в которой и сейчас не все ясно. Съемки концерта вел Сидней Поллак, известнейший режиссер, знакомый нам по многим фильмам. Назову хотя бы «Тутси», «Три дня кондора», «Из Африки», «Гавана». Но с документальным материалом он прокололся, отснятый материал оказался браком, так так звук никак не синхронизировался с изображением. Пленку отправили на склад студии Warner Bros. Проект этот оказался заморожен до 2008 года, когда Поллак умер в возрасте 73 лет и Эллиотт взялся за восстановление фильма.

Помимо технических сложностей пришлось преодолевать сопротивление… самой певицы! Я внимательно слушал, что говорили на пресс-конференции Эллиотт и Бойд, а потом почитал о фильме в прессе, но так и не понял, почему Арета всячески противилась возрождению киноконцерта.

Фото: Джо Бойд и Алан Эллиотт.
Фото О.Сулькина

«Это не значит, что меня не радует этот фильм, — говорила певица в 2015 году в интервью газете Detroit Free Press. – Нет, он мне нравится, но только там есть проблемы юридического плана, о которых мне на надо бы говорить».

В 2011 году Арета Франклин подала в суд на Эллиотта, утверждая, что он не имел права использовать ее имя и изображение. Кончилось все внесудебным урегулированияем. Но спустя несколько лет она вновь зарегистрировала иск против Эллиотта после того, как он, как сообщалось, предал гласности текст контракта между певицей и звукозаписывающей фирмой, А в этом контракте фигурировал выпуск документального фильма.

Через месяц после смерти Франклин, Эллиотт показал фильм семье певицы в детройтском Музее афроамериканской истории имени Чарльза Райта.

На сегодня все стороны вроде бы довольны. В том числе и попечительница наследия Ареты и ее племянница Сабрина Оуэнс, которая выразила удовлетворение выходом фильма.

«Мы видим, с какой страстью Эллиотт относится к этому проекту, и мы разделяем эту страсть», — сказала Оуэнс Variety, деловому изданию Голливуда.

Нелишне упомянуть, что именно чудеса дигитальных и компьютерных технологий помогли исправить брак и правильно свести видео- и аудиодорожки.

«Это блестящий фильм, — сказала Оуэнс, – высшего уровня. Арете еще нет 30 лет. Голос хрустальной чистоты. Очень вдохновляющий, очень трогающий душу. Мы думаем, все, кто его увидят, получать массу удовольствия».

Эллиотт рассказал в Берлине, как певица однажды потребовала гонорар в размере 5 млн долларов за выпуск киноверсии этого концерта. Продюсер не назвал сумму, на которой они сошлись, но дал понять, что она была немалой.

«Это какой-то невероятный опыт – смотреть фильм и слушать голос Ареты, — сказал Эллиотт. – Ты можешь не быть поклонником госпела, ритм-блюза или какого-либо другого стиля. Это просто чистая музыка, с великолепной ритмической секцией, с величайшей певицей нашего поколения».

Описывать собственно концерт невозможно. Арета припадает к своим музыкальным корням, исполняя классику госпела: “Amazing Grace”? “Precious Lord”, “The Old Landmark”, “Mary, Don’t You Weep” и другие гимны. Она на пике своего божественного вокального таланта, и то, что она делает своим голосом, заставляет и хор, и преподобного Кливленда, и публику, заполнившую церковный зал, покачиваться в ритме, подпевать и танцевать.

Негритянский госпел это вам не белые литургии. Тут всевысшему поклоняются всем телом, а, значит, и всей душой. Можно не верить в черного Джизуса, но оставаться безучастным к экстатической музыке может, наверное, только деревянный чурбан.

На крупных планах мы видим, как капли пота, переливаясь, будто алмазные крупицы, градом стекают по лбу и щекам певицы. В какой-то момент чья-то заботливая рука сотрет салфеткой этот пот.

Фильм предлагает насладиться музыкой а натюрель, без каких-либо вставок в виде интервью, «говорящих голов», архивной хроники. Только куски двух концертов в церкви плюс небольшие фрагменты репетиций в предшествующие дни.

Интересны две детали. На концерте присутствовал отец Ареты преподобный Кларенс Франклин, очень уважаемый пастор и правозащитник. Его короткая речь о дочери, сидящей тут же и явно смущенной, — образец деликатности и благородства.

И второй штрих. Во время концерта в зале видишь два знакомых лица. Мик Джаггер и Чарли Уоттс. Корифеи-роллинги пришли послушать королеву соула. Они тогда заканчивали в Лос-Анджелесе запись альбома Exile on Main Street. Мик и Чарли вели себя как школьники на лекции профессора. Собственно, так оно и было, и Мик с его группой, как и их соратники по британской рок-сцене, очень многим обязаны негритянской музыке, в первую очередь, ритм-блюзу и госпелу.

На пресс-конференции я спросил Алана Эллиотта, прорегировали ли «Роллинг стоунс» на выход фильма. «Пока нет, — улыбнулся он. – Но мы ждем со дня на день».

Берлин – Нью-Йорк.

Be the first to comment on "Алмазный пот Ареты"

Leave a comment

Your email address will not be published.




Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.