Американский галоп

Обложка журнала Der Spiegel

Светлана Храмова

Трамп, Трамп, Трамп, трам-пам-пам. С утра до вечера – если есть интерес узнавать новости по телевизору. Переключая каналы, сосредоточившись, допустим, не на политических передачах и новостных выпусках. Развлекательное кликая. Без обыгрывания образа, имиджа и имени нового Президента США пяти минут продержаться не могут. Если что-то продают или покупают, все равно – имя Трампа как пароль, как позывной. Спецсигнал для привлечения зрительского интереса.

Я всего три недели в Нью-Йорке провела, но ощущение, что провела их с Дональдом неразлучно, так что прощальный вопрос друга, еще в Европе заданный, и  показавшийся мне таким нелепым, странным: “И сколько раз ты там с Трампом поцелуешься”? – вспоминался часто. Но нелепым уже не казался ни капельки. Что ни день, то новый “поцелуй”.

Субботнее обозрение (традиционная развлекаловка Saturday Night Live, выдержанная как добрый коньяк, десятилетиями) – рассказывает не о звездных скандалах, как обычно – нет, снова и снова Дональд Трамп и его команда. Танцуют без перерыва, как вокруг священной коровы, приносящей рейтинг и деньги.  Субботнее трам-пам-пам.

 Список можно продолжать до бесконечности, поверьте – “трам-пам-пам” несется из каждого включенного в сеть утюга. Раскален утюг докрасна, система автоотключения не срабатывает.

Когда киноакадемия в своём миллиардном Оскар-шоу, в этом году суматошном,  худо/бедно скроенным и наскоро сшитым, в ногу со временем сосредоточившись на популяризации образа нового Президента, к концу церемонии награждения настолько вымоталась, что раскрыватели конверта не тому фильму победные статуэтки выдали (быстро опомнившись, и долго потом извиняясь вдогонку), я нисколько не удивилась. Пример, возможно, несколько отвлеченный, но показательный.

Вышло в эфир нечто высокорейтинговое, скороговоркой рекламное, невнятно политическое. Оскароносное, в общем.

Сон разума рождает чудовищ, а массовая истерия – сумятицу и хаос в стране.

Мне говорят, что Америка – страна крепкая, она не такое выдерживала, и сейчас устоит. Но я объяснений происходящему не нахожу. Ну, кроме банального – одна политическая группировка последовательно и безостановочно мстит другой политической группировке за то, что лакомый кусок власти прямо из под носа увели. Спрашиваю у людей информированных, они в Нью-Йорке не проездом, а насовсем: сколько времени вакханалия продолжаться будет? До следующих выборов, – отвечают мне. И при этом нисколько не нервничают. Делов-то.  Вот так случилось, что поделаешь.

Друзья широких взглядов на эту тему вообще на заморачиваются, предпочитают говорить о житейском.

Друзья нешироких взглядов спрашивают сразу и в лоб: а ты за кого? Требуют, чтобы я в ответ не мямлила невразумительное: наблюдаю, по сторонам смотрю. Не-не-не, ответ не принимается. Тут же намекают: в моем кругу общения сторонников Трампа нет и быть не может. Такие люди либо не существуют вовсе, либо не имеют права на существование, поняла? Мы все заодно, и все как один!

– И что вас связывает, кроме активного неприятия личности Президента, только что избранного путем демократического голосования и в полном соответствии с конституционными нормами Соединенных Штатов?

– Нас все связывает. Не надо намекать на финансовые или другие выгоды. Мы не потому мыслим сходно, что в нашем кругу разночтения недопустимы. Нет, мы вместе, потому что мыслим сходно. Понимаешь? Только один человек, знакомый мне лично, – сторонник Трампа. Он живет в таком районе города, где трезвомыслящие попросту не выживут, так что я его не виню. Жалею от всей души. Но и видеть больше не желаю.  

– А как быть с тем фактом, что ты мне сразу от имени некоего невидимого фронта, устами группы товарищей глаголешь? И товарищи твои – “один за всех и все за одного”, судя по сказанному. Я тут одна-одинешенька. Что думаю, то и говорю. Ни на кого не оглядываясь. С этим как быть? Я же с тобой тет-а-тет беседую, не с коллективом. И ты бы мне от себя персонально отвечала, или уже не умеешь? А то прямо по Маяковскому, незабываемое: Единица! — Кому она нужна?! Голос единицы тоньше писка. Кто ее услышит?..

– Вечно ты передергиваешь, я тебе об одном: Трамп – это всеобщее американское недоразумение. А ты мне об индивидууме и его экзистенциальном. Старомодно. Это не в почете, на такие темы гранты не дают. Смени направление мыслей и присоединяйся. Чем можем – поможем.

Лишь фрагмент общения записала. В русскоговорящей среде. Категорично, одно могу сказать.

Англоговорящая среда еще категоричней: деление по принципу ч/б, середины нет.

Как пропагандистские трюки, наэлектризовавшие атмосферу до предела, сказываются на простых жизненных ситуациях? Пока никак не сказываются. Пропаганда буйствует, жизнь продолжается своим чередом.

Разве что правила размыты, а иммигранты изрядно обозлены, даже те, которые вполне легальны. Слухи курсируют противоречивые. При том, что Президент еще и сделать ничего не успел. Информационная война на упреждение.  

Пора в обратный путь. Международный аэропорт имени Джона Кеннеди как сгусток настроений.

Известно, здесь сплошь иммигранты трудятся, место повышенной ответственности за любой промах, а новые правила в стадии формирования. Или это слухи?.. Но привычную уверенность работников пред-и-после отлетных служб как корова языком слизала, от радушия следа не осталось. Насуплены, подозревают всех. По каждому поводу бегают к супервайзерам – уточнять, что позволено, а что нет. В итоге – меньше комфорта, больше неожиданностей.

И пяти метров не прошла после регистрации:

– А сумку вы сдали в багаж? Что за лишний пакетик в руках? Косметичка? Вы что, не видите, тут написано: два предмета ручной клади. Сумочка маленькая, о’кей, но она третья. Сделайте, чтобы было два предмета, а то пойдете не на вылет, а домой, понятно? – Объемная мексиканской наружности сотрудница аэропорта меня случайно увидела, у нее и обязанности другие. Какие – она не вполне в курсе, сейчас вся страна не вполне осведомлена, какие у кого обязанности.

Когда смех над только что избранным Президентом страны входит в привычку – в аэропорту как зеркале страны в целом, неизбежно начинается что? Не мне вам объяснять. Бардак начинается.

Сколько времени продлится?

Непонятно, возможно, и правда – до следующих выборов. Если таковые будут вообще иметь место вовремя.

Мне, как постороннему наблюдателю, от всего от этого стало не по себе.

На мой взгляд,  сейчас самый чтó ни на есть экзистенциальный период начинается.

Общественная система вглядывается в себя, а получается – в бездну. Куда в таком случае смотрит мирный обыватель? Он теряется. А главное – он не понимает, что именно  видит там, куда смотрит.

Вернувшись во Франкфурт, я вышла на улицу, направляясь в киоск, где по выходным продают предметы первой необходимости. Хлеб, вода, сигареты etc. И журналы на прилавке разложены.

Покупая пакет молока, я ощутила приступ вполне конкретной тошноты.

С обложки немецкого журнала на меня смотрел Дональд Трамп с лицом Путина.

Be the first to comment on "Американский галоп"

Leave a comment

Your email address will not be published.




двенадцать − 10 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.