Битва на костях

В мае 2012 года на аукционные торги в Нью-Йорке был выставлен почти полный скелет тарбозавра, жившего в Центральной Азии в течение мелового периода — примерно в то же время, что и его более знаменитый близнец тираннозавр. Для палеонтологов это был бесценный экземпляр. Коулмэну Берку, владельцу преуспевающей девелоперской фирмы из Манхэттена, который выиграл аукцион, скелет обошелся в 1,05 миллиона долларов.

Будучи заядлым коллекционером ископаемых ящеров, Берк собирался установить свой новый трофей в здании бывшего портового склада на 12-й авеню. Вместо этого скелет стал главной уликой в судебном деле, которое расследовали федеральные правоохранительные органы.

Аукционный дом Heritage получил окаменелые останки тарбозавра от палеонтолога-любителя Эрика Прокопи, который начал собирать окаменелости еще в детстве. Учась в колледже, Эрик работал добровольцем на раскопках под эгидой музея естественной истории. Со временем он понял, что на древних костях можно неплохо заработать, и превратил свое увлечение палеонтологией в прибыльный бизнес. Прокопи покупал окаменелости у других людей, чистил их, реставрировал, а затем перепродавал коллекционерам. В его бизнесе имелся определенный риск — скелеты не всегда добывались законным путем.

В Монголии, с которой Прокопи пытался иметь дело, окаменелости официально считаются исторической и научной ценностью. Некоторые учреждения, такие как манхэттенский Музей естественной истории, обладают официальной лицензией на вывоз окаменелостей из этой страны в исследовательских целях, продажа их иностранцам строго запрещена. Однако, Эрик Прокопи научился обходить государственные препоны на пути своего полулегального бизнеса.

Прокопи нашел в Японии коллегу-дилера, у которого были в Монголии «прикормленные» люди. Получая груз на американской таможне, Прокопи показывал бумаги, согласно которым окаменелости прибыли из Японии. Чтобы выставить затем товар на продажу в США, было достаточно указать, что местом обнаружения скелета является абстрактная «Средняя Азия».

Свой первый череп тарбозавра Прокопи выставил на аукцион в 2007 году. За право обладать палеонтологической редкостью схватились два именитых голливудских актера — Николас Кейдж и Леонардо ДиКаприо. Торги выиграл Кейдж, заплатив за череп 276 тысяч долларов, после чего ДиКаприо тут же заказал у Прокопи второй такой же.

После столь удачно выгоревшей сделки Прокопи решил порвать со своим японским посредником, выйдя прямиком на монгольский источник. Им оказался режиссер по имени Тувшинжаргал Маам или Тувшин, как он представлялся иностранцам для краткости.

Прокопи дважды летал в Монголию, но основные дела обстряпывались им по электронной почте. Тувшин отправлял Прокопи фотографии того, что у него есть, американец выбирал нужное, оплачивал покупку и через некоторое время получал окаменелости почтой.

В 2010 году Прокопи стал обладателем крупной партии костей тарбозавра и занялся их восстановлением. Костей оказалось достаточно для реконструкции лишь трети скелета. Недостающие фрагменты Прокопи возместил костями других тарбозавров из своей коллекции, а также муляжами, вылитыми из пластика.

Появление на аукционных торгах почти целого скелета тарбозавра стало в Нью-Йорке большой сенсацией. Однако публичность оказала Эрику Прокопи медвежью услугу. О торгах узнала монгольский палеонтолог Болорцецег Минджин, живущая на Лонг-Айленде. Минджин написала письмо своим монгольским коллегам, и те устроили ей встречу с президентом Монголии Цахиагийном Элбэгдоржем.

Монгольский лидер долго не мог понять, чего от него хотят. У президента были дела поважнее: местная пресса винила его в скачке инфляции, росте коррупции и нарушении гражданских прав. Однако палеонтолог сумела убедить его, что, вернув на родину останки ценного динозавра, он станет национальным героем и восстановит тем самым подмоченную политическую репутацию. Президент согласился помочь, и к делу были подключены влиятельные американский адвокаты.

Юристы проинформировали аукционный дом Heritage о том, что итоги грядущих торгов могут быть оспорены в суде, а те, в свою очередь, предупредили об этом Эрика Прокопи, но тот решил идти до конца, поскольку в реставрацию тарбозавра им были вложены немалые средства. Скелет был продан упомянутому в начале статьи Коулмэну Берку, но дело этим не закончилось — подробностями сделки заинтересовался помощник федерального прокурора по Манхэттену Шарон Коэн Левин.

Примерно через месяц Эрик Прокопи был арестован по обвинению в контрабанде. При обыске в его доме были найдены останки других динозавров, вывезти которые можно было только из Монголии. Под тяжестью улик Прокопи не оставалось ничего иного, как признать вину. Позже он был приговорен к шести месяцам заключения в федеральной тюрьме.

Судьба ряда других действующих лиц этой истории сложились не менее драматично. Тувшинжаргал Маам по прозвищу Тувшин сел в монгольскую тюрьму за контрабанду. Конфискованный у Прокопи тарбозавр стал главным экспонатом недавно открывшегося в Монголии Центрального музея динозавров. За свои усилия по возвращению на родину останков древнего ящера Болорцецег Минджин была награждена медалью правительства Монголии. Цахиагийн Элбэгдорж ушел с президентского поста после окончания своего второго срока. В посвященной ему статье на сайте Wikipedia указывается, что Элбэгдорж является спасителем монгольских динозавров.

Be the first to comment on "Битва на костях"

Leave a comment

Your email address will not be published.




4 + 13 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.