Джесси Оуэнс: легенды и факты

www.youtube.com

Алексей Орлов

orlovНа экраны Америки вышел художественный фильм «Race». На русский язык название можно перевсти как «Раса», но можно и как «Бег». Если бы я писал в спортивную рубрику, то остановился бы на втором названии. Но это политический материал, и поэтому выбираю первое. Однако cначала следует все-таки объяснить, почему точным является и название «Бег».
Фильм «Race» о выдающемся американском легкоатлете Джесси Оуэнсе. Возможно, в мире спорта ему вообще не было равных. 25 мая 1935 года он, 22-летний студент Университета штата Огайо, улучшил три мировых рекорда (бег на 220 ярдов, барьерный бег на эту же дистанцию и прыжки в длину) и повторил мировой рекорд в беге на 100 ярдов. Его рекорд в прыжках (8 метров 13 сантиметров) простоял 25 лет. Совершил Оуэнс эти достижения в течение — трудно поверить — сорока пяти (!) минут. В 2005 году профессор истории спорта Университета Центральной Флориды Ричард Крипо назвал 45-минутный рекордный шквал Оуэнса наиболее впечатляющим спортивным достижением с 1850-го года.
Прославился же Оуэнс в 1936 году на Олимпийских играх в Берлине, где завоевал четыре золотые медали: три в индивидуальных видах (бег на 100 и 200 метров и прыжки в длину) и одну в составе команды эстафетчиков в беге 4 х 100 метров.
На этом я ставлю точку на спорте и перехожу к политике.
Будь Оуэнс белым, то после олимпийского триумфа он наверняка был бы озолочен. Не исключено, что стал бы актером в Голливуде — как пловцы Джонни Вайсмюллер и Бастер Граббе, как фигуристка Соня Хени. Но Оуэнс был черным, а в Америке 30-х годов это была беда. Когда после Игр в Берлине олимпийцев чествовали в Нью-Йорке парадом по Бродвею и торжественным приемом в гостинице «Уолдорф-Астория», перед Оуэнсом был закрыт парадный вход в гостиницу и он поднимался в зал, где поздравляли олимпийцев, в грузовом лифте. И это происходило не на расистском Юге, а в Нью-Йорке. Президент Франклин Делано Рузвельт не только не принял Оуэнса в Белом доме, но даже не удосужился поздравить его — ни по телефону, ни телеграммой… Впрочем, я забегаю вперед.
Будущий олимпийский герой родился в 1913 году в Алабаме, был младшим из десяти детей (три девочки и семеро мальчиков) в семье Генри Кливленда Оуэнса, который зарабатывал сбором хлопка. Мальчика назвали Джймс Кливленд, но родители, братья и сестры называли его сокращенно — Джей-Си (по первым буквам имени). Семилетний Джей-Си помогал отцу — собирал до ста фунтов хлопка в день…
В годы, последовавшие за Мировой войной (в то время ее не называли Первой), полтора миллиона афроамериканцев снялись с насиженных мест в сегрегированном Юге и двинулись в северные штаты. В их числе была и семья Оуэнсов. В 1922-м они перебрались в Кливленд, штат Огайо. В первый же день в школе у 9-летнего Джеймса Кливлнда Оуэнса спросили, как его имя. «Джей-Си», — сказал мальчик, но учительница не поняла его южный акцент и записала: Джесси. С этим именем он и вошел в историю.
Будучи школьником, Джесси Оуэнс перепробовал, помогая семье, десятки работ. Работал на бензоколонке — заправлял машины, в супермаркете — разносил по домам заказанные покупателями овощи и фрукты, в обувной мастерской… И будучи учеником неполной средней (Junior High) школы, Джесси увлекся бегом.
Юные легкоатлеты обычно тренировались после занятий, но Джесси после занятий должен был работать, и его первый тренер — учитель физкультуры Чарльз Райли — решил заниматься с ним перед началом уроков. В полной средней (High School) школе он был уже признанной звездой.. В 1933 году на чемпионате США среди школьников в Чикаго Джесси первенствовал в беге на сто метров и в прыжках. К этому времени Оуэнс уже был отцом. С будущей женой он познакомился, когда ему было 15 лет, а ей — 13. В 1932 году у них родилась дочь Глория…
Оуэнс был звездой школьного спорта, но не получил спортивной стипендии в Университете штата Огайо. Ему пришлось самому оплачивать свою учебу в университете в Коламбусе, столице штата. Сначала он работал лифтером. Затем друзья помогли устроиться в Капитолий штата — разносчить бумаги по офисам законодателей. Следовало, естественно, еще учиться и тренироваться.
В 1936 году Оуэнс оказался впервые в жизни перед политическим выбором. Президент всеамериканского Союза спортсменов-любителей Джеремайя Махони убеждал спортсменов бойкотировать Игры в Берлине — «Нацистские игры», как говорил он. Противоположную позицию занимал президент Национального олимпийского комитета США Эвери Брендедж. «Политике нет места на Олимпийских играх», — пвтрял он.
Соединенные Штаты оказались расколоты на два лагеря: «за» и «против» участия в Играх. Не было, разумеется, единодушия и среди спортсменов. Например, баскетболисты команды Лонг-Айлендского университета в Бруклине — в то время одной из сильнейших в стране — решили бойкотиовать Игры.
На Оуэнса, сильнейшего легкоатлета в стране, оказывали давление с двух сторон, и это отражено в фильме «Race». Он решил ехать в Берлин. Много лет спустя, в 1980 году, Оуэнс призвал президента США Джимми Картера отменить решение о бойкоте Олимпийских игр в Москве.
Оуэнс в Берлине — это центральное место в фильме, и — увы, увы, увы — авторы картины (режиссер Стивен Хопкинс) далеко не во всем следуют фактам, точнее сказать: «изобретают факты», придумывают то, чего не было.
Непреложный факт: нацистская Германия использовала летние Олимпийские игры в Берлине (как и зимние, которые состоялись в том же 36-м году в Гармиш-Партенкирхен) в целях пропаганды, и это нацистам блестяще удалось, о чем не любят вспоминать историки, в том числе и историки олимпийского спорта. Во-первых, спортсмены Германии завоевали больше медалей, чем спортсмены любой другой страны. Во-вторых, Игры в Берлине прошли без сучка и без задоринки, чего не случалось ранее ни на одних других играх, в том числе и на Играх в Лос-Анджелесе четырьмя годами ранее. В-третьих, успеху нацистской пропаганды способствовала эстафета с олимпийским огнем: факел был зажжен в Греции и пронесен через всю Европу в Берлин. Подобного ранее не бывало, но эта инциатива нацистов была подхвачена организаторами всех последующих Олимпиад. Факел из греческой Олимпии в Берлин свидетельствовал, согласно расистской пропаганде, об арийских корнях немцев…
Когда в 1933 году к власти в Германии пришла Национал-социалистическая Рабочая партия, вопрос о проведении Игр в Берлине был уже решен Международным олимпийским комитетом (МОК), но Гитлер считал, что Германии Олимпийские игры ни к чему. Однако Геббельс убедил его, что Игры — отличное средство для пропаганды превосходства арийской расы. Он оказался прав.
Еще один непреложный факт: негров нацисты считали низшей расой. Но испытали ли это на себе чернокожие спортсмены, входившие в сборную США? Если судить по фильму «Race», ответ однозначный: да, испытали. Но такой ответ не имеет ничего общего с правдой. Это легенда, которой вот уже восемь десятилетий. И фильм об Оуэнсе следует легенде.
Мне возразят: «Race» — не документальный фильм, а художествнный, а авторы художественного имеют право «на творческую выдумку». Разумеется, имеют. Но авторы биографической картины о Джесси Оуэнсе сделали все, что было в их силах, чтобы убедить зрителя в том, что на экране — правда и только правда. С этой целью они широко используют кадры из документального фильма «Olympia» об Играх в Берлине. Он был снят — и снят блестяще — германской кинофотодокументалисткой Лени Рифеншталь. Вмонтирование кадров из «Olympia» в «Race» призвано доказать, что все было так, как показано в художественном фильме. Но все было далеко не так.
Вот мы видим на экране, как Адольф Гитлер покидает едва ли не в ярости стадион после того, как Джесси Оуэнс побеждает. Дескать, фюреру неприятно смотреть на победителя — представителя низшей расы, не говоря уже о том, чтобы поздравить его.
В первый день Игр Гитлер действительно покинул стадион, когда афроамериканец Корнелиус Джонсон должен был получить золотую медаль за победу в прыжках в высоту. Ранее фюрер поздравил нескольких победителей, только немцев. Но в тот же день чиновники МОК поставили его в известность: либо он поздравляет всех чемпионов, либо никого. И Гитлера не было на стадионе во второй день соревнований, когда Оуэнс победил в беге на 100 метров. Его не было на стадионе на следующий день, когда Оуэнс первенствовал в прыжках в длину. Не было и на следующий, когда Оуэнс был первым в беге на 200 метров. В последний день соревнований по легкой атлетике Оуэнс был в золотой команде американских эстафетчиков.
Таким образом, вопреки легенде, нашедшей место и в фильме «Race», у Гитлера просто-напросто не было возможности «отнестись с пренебреженем» к Оуэнсу, «унизить» его. Будь фюрер на стадионе, он, вероятно, не поздравил бы Оуэнса. Но его не было на стадионе, когда Оуэнс выигрывал золотые медали…
И называя вещи своими именами, следует сказать (зрители фильма «Race» этого не увидят), что в Германии Оуэнс чувствовал себя гораздо комфортней, чем на родине. Он мог ездить в поездах вместе с белыми, мог останавливаться в тех же отелях, что и белые. Его восторженно встречали всюду. Зрители на стадионе скандировали «Yesseh Oh-vens» или просто «Oh-vens». Его сопровождали толпы почитателей, где бы он ни появлялся, и ему пришлось просить руководителей американской команды выделить телохранителя, чтобы защищал его от почитателей. Он раздал сотни, а, можкт быть, тысячи автографов.. Ну, а побеждал Оуэнс в… немецких шиповках.
За несколько дней до начала соревнований Оуэнса навестил в олимпийской деревне Ади Дасслер, владелец и основатель компании «Адидас», изготовлявшей спортивную обувь . Дасслер убедил американского чемпиона попробовать изделия его фирмы. Оуэнс попробовал и — выиграл четыре золотые медали.
История — не песня, и поэтому из истории выкидывают не только отдельные слова, но и факты. Золотой урожай Оуэнса в Берлине мог ограничиться тремя наградами. После того, когда он завоевал третью — в прыжках в длину — тренер легкоатлетов Лоусон Робертсон назвал квартет, который пронесет эстафету 4 х 100 метров. Оуэнса в составе квартета не было. «Он получил уже достаточно золотых медалей и оливковых венков. Мы хотим, чтобы и другие мальчишки почувствовали вкус победы», — сказал тренер. В составе объявленного им квартета были Марти Гликман и Сэм Столлер — единственственные евреи во всей команде американских легкоатлетов. Но в день финальных соревнований по эстафетам Робертсон объявил, что в команде не будет Гликмана и Столлера… Оуэнс заменил Гликмана, афроамериканец Ральф Меткалф заменил Столлера.
Робертсон никогда не признал, что вывел евреев из состава команды по распоряжению руководителей делегации США и, в частности, Эвери Брендеджа. Но каждому здравомыслящему человеку было понятно, почему евреев лишили возможности победить в столице нацистской Германии. Пятьдесят лет спустя 68-летний Гликман сказал, что решение принял Брендедж, чтобы не унижать Гитлера…
Этой истории нет в фильме «Race», но я не ставлю это в вину создателям картины. Возмутительная история с исключением евреев из команды «не ложилась в строку» в фильме о Джесси Оуэнсе. Однако авторы фильма нашли возможным — и это делает им честь — поведать зрителю о том, что президент Рузвельт не принял героя Игр в Белом доме. Но что не делает им чести, так это скороговорка в изложении.
«Гитлер не оскорбил меня. Меня оскорбил наш президент. Он даже не послал мне телеграмму», — сказал Оуэнс вскоре после возвращения из Берлина. И нам, читатель, легко назвать причину, почему Рузвельт не только не удосужился пригласить Оуэнса в Белый дом, но и вообще не поздравил его.
1936-й год был и годом президентских выборов. Рузвельт нуждался в безоговорочной поддержке демократов всей страны и, конечно, в штатах Юга, где белые американцы состояли в Демократической партии. А белые южане в массе своей в 30-е годы были расистами. И Рузвельт, опасаясь потерять их голоса, решил игнорировать героя Олимпийских игр. Надо ли удивляться тому, что Джесси Оуэнс был республиканцем?.. Пройдет несколько лет, и президент Рузвельт откажется принять евреев-беженцев из Европы, потому что опросы общественного мнения показывали, что большинство американцев против предоставления им убежища. Рузвельт прислушался к мнению большинства. Ему требовалась победа на выборах в 1940 году.
Фильм «Race» только о трех годах жизни Оуэнса — с 1934-го по 36-й. В 1939 году родилась вторая дочь — Марлин, в 1940-м — Беверли, третья и последняя. Все три были недавно в Нью-Йорке на премьере картины «Race». «Отец не часто рассказывал о тех днях. Это не было темой застольных разговоров. Он лишь отвечал, когда спрашивали», — сказала Марлин Оуэнс Ранкин газете «Wall Street Journal»… Все три дочери Оуэнса были в Берлине в 1984 году, когда именем их отца был названа улица поблизости от Олимпийского стадиона и школа в германской столице…
Джесси Оуэнс умер в 1980 году, не дожив нескольких месяцев до 67 лет. Он был заядлым курильщиком и скончался от рака легких… За четыре года до смерти Оуэнс был в Белом доме и получил из рук Джеральда Форда Президентскую медаль Свободы — одну из двух высших в стране наград для гражданских лиц.

2 Comments on "Джесси Оуэнс: легенды и факты"

  1. Крутая статья. Спасибо.

  2. чем смотрели фильм?! ясно было кто и почему евреев исключает.
    в статье написано, что это не включили в фильм, но я и без статьи благодаря фильму поняла почему их исключили.
    на остальное скорее всего времени не хватило в фильме( вроде как шиповки от немцев и т.д)

Leave a comment

Your email address will not be published.




13 + 19 =