Макс фон Сюдов: от Бергмана до «Игры престолов»

Почти все считают его шведским актером. По рождению — да, хотя по паспорту он француз — с 2002 года, когда принял французское гражданство. С именем тоже не все просто. Часто пишут и произносят его фамилию фон Зюдов, в соответствии с его немецким происхождением (его предки родом из Пруссии). Но устоявшееся написание – фон Сюдов. Макс фон Сюдов.

Этому актеру-легенде 10 апреля исполнились 90 лет. Сколько себя помню, он всегда был на экране. Снимался очень много и в фильмах самых разных, развлекательных и авторских. Отбою от приглашений никогда не было. Почему?

В первую очередь, из-за магнетической внешности. Сюдов мгновенно узнаваем. Высокий рост, который только и подобает северянину, удлиненное лицо, выразительная лепка черепа, высокий лоб, пронизывающий взгляд, припухшие мешки под глазами, подвижные, кривящиеся губы, в которых, кажется, всегда таится полуусмешка.

Он начал сниматься в 1948 году. И продолжает сегодня, потому что, как не раз актер говорил в интервью, ничем другим заниматься не любит. Темпы работы снижает с возрастом, конечно, но только вынужденно, когда уже здоровье сигнализирует: пора, братец, пора.

Если нужен актер как образец классического творца-космополита, то это он, лучше не сыскать. Где он только не снимался! Фон Сюдов владеет несколькими европейскими языками, говорит в фильмах на шведском, французском, английском, норвежском, датском, немецком, итальянском и испанском. Его заслуги отмечены Шведской королевской премией еще в 1954 году. А Франция, ставшая для него второй родиной, наградила его Орденом почетного легиона полстолетия спустя – в 2005 году.

Его фильмография впечатляет: более ста двадцати фильмов и телесериалов. Но, думаю, если бы он сыграл только у своего «крестника» Ингмара Бергмана, то уже одно это вписало бы его имя в историю мирового киноискусства. В 11 фильмах Бергмана мы видим фон Сюдова. Наряду с несколькими прекрасными дамами он может считаться любимым актером великого режиссера.

Уже первая картина «Седьмая печать» 1957 года, в которой Бергман снял фон Сюдова, стала принципиальной удачей молодого актера. Его герой рыцарь Антониус Блок ищет смысл Жизни через общение со Смертью. Почти весь фильм он с перерывами играет с «костлявой» (которую впору назвать «костлявым», поскольку Смерть оказывается в этой истории мужского рода) в шахматы. Эту суровую средневековую притчу считают аллегорией угрозы ядерной войны. Сам актер не раз высказывал неудовлетворение своим участием в этом фильме. «Меня всегда раздражало, как я произношу свои реплики, — говорил он. – Бергмановские диалоги в то время были очень стилизованы, что затрудняло реалистическое их проговаривание».

Вообще-то их знакомство произошло раньше, в 1955 году, когда фон Сюдов переехал в Мальме. Там он впервые встретился с Бергманом, который пригласил его в труппу местного муниципального театра.

После «Седьмой печати» последовали другие выдающиеся картины Бергмана с участием фон Сюдова, в частности, «Земляничная поляна» и «Девичий источник», — о каждой из них написаны тонны статей и книг. Фон Сюдов с его многослойной психофизикой оказался идеальным актером Бергмана, способным на создание неоднозначных образов.

Именно после триумфального явления молодого артиста в этих трех картинах его стали наперебой приглашать сниматься в Европе и Америке. Его звали в первый фильм Бондианы «Доктор Ноу» на роль архизлодея, но, как говорится, не срослось. Как бы по контрасту его пригласили сыграть архигероя — Иисуса Христа — в костюмный эпик Джорджа Стивенса «Величайшая из когда-либо рассказанных историй», и он согласился. В компании с Чарльтоном Хестоном и другими голливудскими звездами наш викинг не сплоховал. Его Иисус – сын Божий и сын человеческий в одном лице, и лицо это не драматизирует подвиг Спасителя, насыщая его характер естественными черточками.

Когда количество американских предложений стало зашкаливать, фон Сюдов с семьей на какое-то время перебрался в Лос-Анджелес. Он так и жил много лет – на два, а то и на три дома. Из самых памятных работ того начального периода критики выделяют историческую народную драму «Эмигранты» Яна Труэля и шпионский триллер Джона Хьюстона «Письмо из Кремля», где партнершей фон Сюдова стала Биби Андерссон, хорошо знакомая ему по театру Мальме и фильмам Бергмана.

В «Эмигрантах» партнерша его — норвежка Лив Ульман, одна из любимых актрис и пассий Бергмана. Они играют супружескую крестьянскую чету в Швеции середины 19-го века, которая решает в поисках лучшей доли отправиться за океан, в Америку.

В «Гавайях» Джорджа Роя Хилла его герой играет религиозного фанатика, христианина-фундаменталиста. Своей нетерпимостью к иным суждениям он фатально отчуждает от себя тех людей, которым был призван помочь.

Он мог играть все, буквально все. Полюса человеческой психологии, человеческих характеров. В «Меморандуме Квиллера» Майкла Андерсона  предстает безжалостным неонацистом, а в притче Бергмана «Стыд» — музыкантом-пацифистом. Он и его жена (опять же прекрасная Лив Ульман) страшно боятся фашизма, который принес к ним в дом войну. Как говорил Бергман о герое фон Сюдова, «во мне силен инстинкт самосохранения, но моя ярость может сделать меня храбрецом».

В середине 70-х актер переехал в Рим, подружился с Марчелло Мастроянни и снялся в серии итальянских фильмов. Но, наверное, самыми памятными многим хрителям стали его американские фильмы тех лет «Три дня Кондора» Сидни Поллака и «Экзорсист» Уильяма Фридкина. В первом его герой – хладнокровный киллер, во втором – священник, умеющий изгонять дьявола. Оба фильма вошли в голливудскую классику.

Два года назад фон Сюдов сыграл у датского режиссера Томаса Винтерберга в драме «Курск» российского адмирала. Типаж запоминался, но о какой-либо психологии характера говорить не приходится. И таких чисто типажных образов в его фильмографии великое множество.

У фон Сюдова напрочь отсутствует снобистское презрение к телевидению, как у его коллег, засветившихся в выдающихся лентах артхауса. Поэтому он принял предложение продюсеров суперпопулярного сериала HBO «Игра престолов», где его герой приобрел облик сильно постаревшего рыцаря из «Седьмой печати». Его зовут Трехглазый Ворон, и он несет сокровенное мистическое знание.

Мы знаем, что вороны – долгожители. Пусть и это знание поможет Максу фон Сюдову в его увлекательной киноодиссее.

Be the first to comment on "Макс фон Сюдов: от Бергмана до «Игры престолов»"

Leave a comment

Your email address will not be published.




3 × три =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.