Работа vs мошенничество. Может ли вас обмануть агентство по трудоустройству – и как?

www.zmescience.com

Ната Потемкина

Агентства по трудоустройству задуманы как посредник в непростой и проблематичной процедуре устройства на работу. Обычно эмигрант плохо ориентируется в том, куда обратиться за заработком, как подать себя должным образом, как вести себя в ситуации отсутствия разрешения на работу и одновременно – необходимости выживать. Смысл деятельности агента – способствовать диалогу между сторонами, помогать соискателю находить работу, а работодателю – сотрудника, стараться совместить требования обеих сторон так, чтоб на выходе стороны друг друга устраивали. Однако далеко не всегда в агентствах делается именно это и именно описанным образом.

Количество недовольных услугами посредников стремительно растет. В процедуре трудоустройства через агентство на данный момент прижилось несколько «странных» схем, основный принцип действия которых – взятие с клиента денег и неоказание ему услуги (а затем, традиционно – исчезновение с радаров). Второе и третье места делят трудоустройство на ту работу, с которой клиент «вылетает» через несколько дней (при отсутствии возврата денег за посредничество) и трудоустройство через субконтрактера.  

Айгуль (имя изменено) не имеет документов, у нее туристическая виза и ей необходимо как-то работать, чтобы выживать. Ее опыт – агенты, которые берут деньги за услуги, и первое время кажется, что они действительно оказывают эти услуги, однако чем дальше в лес, тем четче выясняется, что работодатель не собирается платить.

«Первое агенство, в которое я обратилась, называется Welcome success, директора зовут Мирхайдар, но все называют его Мишей» — говорит Айгуль, — «Если коротко, то я попросила его об услугах и отдала ему депозит в $100. Мы заключили договор, однако сам он подпись не поставил и договор мне в руки не дал, сказал, что оставит его у себя. Направил меня работать консьержем.  Работодатель обещал оплатить семидневную стажировку, и сказал, что даст мне за нее $200, но после прохождения 5 дней сказал, что я ему не подхожу и отправил меня обратно к агенту за другой работой. Я вернулась в WS и он дал мне другую работу, там я отработала 4 дня на фабрике,  и хозяйка фабрики заявила, что я ей не нравлюсь, хотя я прилагала все усилия. Отношение было ужасным, я работала больше всех, хотя была не единственная новенькая, но почему-то я всегда делала больше работы и уходила позже всех. Но она хотя бы оплатила мне работу, при том, что я 2 недели ходила за ней, звонила, еле забрала деньги. Потом я снова вернулась к этому Мише и сказала, чтоб он вернул мне деньги! На что он ответил, что деньги не вернёт и это не его проблемы. Позвонил моему первому работодателю, чтоб тот оплатил 5 дней стажировки. Я поехала к нему, в итоге его не нашла. После это никто – ни работодатель, ни посредник не платил мне ничего и не отвечал на звонки и на смс! Миша вообще отключился. Ни работы, ни денег мне так и не дали. Затем я пошла в другое агентство, находившееся на Av. Z в Бруклине. Я заплатила Татьяне – так звали владелицу агентства —  30$, это все, что у меня было в кармане на тот момент. Название агентства нигде написано не было. Договора с ней тоже не было: она просто дала мне заполнить анкету, записала мои данные и какие работы мне примерно искать, обещала устроить на работу. Я ходила в два места из тех, что она нашла: первое было обувным магазином: я сходила на интервью, после он перезвонил и сказал, что людей набрали, затем я пошла shampoo girl, куда меня тоже не взяли. Потом Татьяна пропала, и на этом ее поиски работы закончились. Она также перестала отвечать на звонки и смс».

Елена Ф., также находится в стране нелегально, и предпочитает находить работу только по знакомству: «Среди нелегалов южного Бруклина, с которыми я много общаюсь», — говорит она, — «ряд схем хорошо известен. Например, одна из них – брать с нелегала деньги и отправлять его заведомо на ту работу, которую он не вытянет, потому что ее невозможно вытянуть. Отношение там к людям – как к скоту. То, что агентства так делают, давно всем известно».

 

Субконтрактер – кто это?

 

В списке уловок агентств есть также схема двойного посредничества. Сергей, турист из Питера, не имел разрешения на работу, он приехал пожить в США на месяц и устроился работать хаускипером в одну из гостиниц штата Массачусетс. Ему пообещали платить $8 в час (в 2016 г., когда минимум уже был совсем другим), и попросили создать банковский счет для перечисления ему туда заработной платы, что он и сделал. Доступ к личному кабинету пользователя на сайте банка, разумеется, у Сергея был. И практически сразу, после первой же недельной зарплаты, Сергей понял, что что-то тут не то: он получал деньги от частного лица, и получал он явно меньше, чем заработал. После разговора с шефом оказалось, что ему начисляют не $8, a $7, а остальное получает так называемый контрактер – девушка, которая числится на его месте и берет себе по одному доллару из каждых 7, и которую он знать не знает. Сергей за свои права бороться также не стал, спокойно прекратил работу через 3 недели и спокойно уехал в Россию.  

 

Что думает агент

 

Григорий, владелец одного из бруклинских агентств, о личности которого были позитивные отзывы от клиентов, считает, что отличить честного агента по трудоустройству от мошенника нельзя решительно никак. «Понимаете, трудоустройство – это сложная и многогранная система, здесь в каждом случае надо разбираться отдельно. Кто вы как клиент, есть ли у вас знания английского, есть ли у вас документы, что вы вообще собою представляете. Часто в агентства обращаются люди, которые не могут сами найти работу, что это значит? Что они не способны сами себя качественно отрекомендовать на существующем рынке. Вы же, как агент, должны «читать» человека, должны быть психологом, должны знать не только рынок, но и то, где ошибается твой клиент, где у него неправильная самооценка. Люди не понимают, чего они хотят от агентства, они хотят порой ту работу, на которую не подходят. Мужчина 45-50 лет, который не знает английского – ему намного сложнее предложить что-то, потому что работодатель не готов порой к такому сочетанию, и он звонит мне и говорит, что недоволен. Быть в этом бизнесе для всех хорошим в принципе нельзя. Хотя я знаю агентов, которые вошли сейчас в рынок трудоустройства, у которых образование три класса, и они да, прокручивают свои какие-то схемы, например, делят деньги с работодателем и отправляют людей «вхолостую». Как это доказать? Да никак. На агентства сейчас нападок очень много, но закрой сейчас все агентства – что будет?

 

История с диффамацией

 

Житель Квинса Михаил Пиковский, по его собственным словам, на некоторое время стал клиентом агентства KPNY LLC. Его вежливо приняли и пообещали устроить на работу. Затем, якобы, ему нашли работу водителя, он пошел на эту работу, отработал там некий срок, который был заведомо меньше, чем минимальный срок трудоустройства (4 недели из положенных 10, как он утверждает), за который он должен отчитаться агентству и заплатить ему. Тем не менее, $750 гонорара он дал до увольнения, после первой отработанной недели, и ресита, по его словам, не получил. С работы его уволили по неизвестным для него причинам. Он попытался разобраться с агентством на предмет возврата части гонорара или нахождения ему другой работы, его оттуда прогнали и пообещали вызвать полицию. Будучи в состоянии, мягко скажем, недовольном, он начал публиковать в facebook и vk.com посты примерно одинакового содержания: «Такое-то агентство и, в частности, его владелец такая-то — мошенники». Объявлений и постов было много, их, так или иначе, не могли не увидеть сотрудники агентства. Они увидели, и посты попросили убрать. Михаил не согласился. Он считал должным проинформировать общественность для ее же пользы. Они подали на Михаила в Верховный (Supreme Court) суд на $550 тыс. за создание препятствий бизнесу и причинение моральных страданий (кейс: https://iapps.courts.state.ny.us/nyscef/DocumentList?docketId=O6u1Z3b4dezxqL4ASeRMcg==&display=all&courtType=New%20York%20County%20Supreme%20Court).

Адвоката у Михаила первое время не было вовсе, поскольку не было должного рвения для нахождения бесплатного адвоката и денег на платного. Сейчас вопрос с его наличием – решается. Сам о себе Михаил говорит так: в настоящее время оплачивать услуги адвоката не могу, и что миллионный иск, что полумиллионный – уже не важно. Воздействия на поведение Михаила судебный иск никакого не возымел, он как публиковал негативные отзывы об агентстве в соцсетях, так и продолжает делать это. Правда, вроде бы, последнее время его, не так давно найденные, юристы, уговорили это дело прекратить. Теперь он не публикует ничего. На данный момент дело находится в стадии рассмотрения, ближайшее судебное заседание по нему состоится в середине мая 2018 г.

Сам он описывает ситуацию так: «Лично мне не вернули деньги, которые я передал в агентство в качестве их гонорара, когда я по их направлению отработал всего 4 недели. Постоянной работой считается период в 10 недель. В течение этого времени можно рассчитываться с агентством. По разным подсчетам, я  переплатил агентству, и они остались мне должны $450. Агентство могло меня трудоустроить повторно, как мне было обещано, но они этого не сделали. Когда я попытался договориться о решении этого вопроса, то в этом агентстве мой номер телефона был включен в «черный список» и по нему никто не отвечал. А когда я звонил с другого номера, они были доступны. При личном посещении билдинга, где находится агентство, без предварительной договоренности, они мне угрожали вызовом полиции».

Жалобы Михаил направил также в Better Business Bureau, офис Генерального прокурора штата NY Эрика Шнейдермана, в службу 311, Department Consumer Affair.

Параллельно с размещением собственных жалоб Михаил делал в соцсетях также и воззвания к социуму в попытках найти людей, ставших жертвами этого же агентства. И этих людей он – нашел.

 

Филькина грамота

 

Илона, не так давно получившая гринкарту в результате воссоединения семьи, рассказывает свою историю. «Однажды, когда у меня была еще студенческая виза, и я не имела разрешения на работу, я позвонила по объявлению в агентство по трудоустройству KPNY LLC, и меня пригласили подойти поговорить. Нужно заметить, я сама была тогда в ужасе от того, что у меня нет разрешения на работу, и, что устраиваясь на работу, я нарушаю закон. Однако женщину, с которой я говорила, этот факт совершенно не смутил. Ее звали Клара. «Да вы что, тут все так работают» — сказала она. Она была обаятельна, приятна, сказала, что обязательно найдет для меня варианты трудоустройства, и тут же взяла у меня депозит в размере $300 наличными. Потом, когда я внимательно посмотрела на ресит, который она мне выдала… ну, скажем так, это филькина грамота: там не написано ни названия агентства, ни имени того, кому я вручила деньги. Что же касается вариантов работы, которые были мне предложены, то это были три номера телефона, каждый из которых женщина прокомментировала. Я звонила по этим номерам, приезжала на интервью и общалась с потенциальными работодателями. По первому телефону обещали зарплату $18 в час и работу в гостинице на ресепшн. В реальности это оказалась работа горничной с зарплатой $8 в час. По второму телефону мне сказали, что работа с проживанием у них же, в подвале, но в том подвале нет кровати и ее придется покупать самой. Кроме того, общались со мной в машине, и мой собеседник вел себя так, что у меня возникло ощущение, что он хочет избавиться от меня побыстрее. По третьему телефону трубку попросту никто не взял. Но я вовремя отпустила эту ситуацию: да, прокололась, дала денег, да, меня обманули, но я махнула рукой. Да, я пыталась звонить этой женщине и предъявлять претензии, но она не брала трубку в течение 3х дней. Уверена, что намеренно меня изводила, поскольку потом перезвонила сама. Мы ни до чего конкретного в итоге не договорились. Потом мне повезло чуть больше. Я нашла агента, который взял с меня деньги за услуги непосредственно тогда, когда я нашла работу, на которой работаю уже несколько лет».

 

Better call Saul

 

В истории с Михаилом нужно было расставить точки над «и» — и именно с этой целью я позвонила в то самое агентство KPNY LLC, о котором он так много писал. Звонок был сделан с целью выслушать обе стороны. Как и следовало ожидать, версии сторон различались. По словам директора агентства, Михаил оказался душевнобольным человеком, который никогда не был их клиентом и распространяет клевету о них вообще неизвестно почему. Очень вежливая, деликатная владелица офиса Клара сообщила мне, что никогда не нарушала закон, что всегда устраивает своих клиентов на работу и борется за них до последнего, если их долго не берут. В частности, Михаилу она помогла просто по доброте душевной, пожалела его, а он вероломно начал процесс диффамации. Она считает, что он психически болен (на мой вопрос, есть ли медицинское заключение о его болезни, Клара ответила отрицательно, однако сказала: «но все говорят о том, что он болен»). Увы, я не успела уточнить, на полном ли серьезе они судятся на полмиллиона долларов с психически больным. Довольно отчетливо прозвучала фраза «Если это будет в газете – мы будем судиться с газетой». Клара пообещала ответить на все мои вопросы чуть позже. Однако чуть позже, а точнее, минут через 7 после этого разговора, мне позвонил адвокат дамы, и произнес следующее: «Мой клиент не имеет права разговаривать с вами без моего разрешения, поэтому вы больше ей не звоните. Не делайте так». Затем перезвонил еще раз, и пообещал лично ответить на все мои вопросы. Однако вопросов у меня к нему уже не было. Я ограничилась тем, что попросила его вопросы запретов для его клиента решать непосредственно с клиентом, а не со мной.

На сайте Better Business Bureau (https://www.bbb.org/new-york-city/business-reviews/employment-agencies/kpny-llc-in-new-york-ny-141197/reviews-and-complaints?section=complaints), куда любой умеющий писать по-английски может пожаловаться на любого недобросовестного бизнесмена, соцработника, etc, до сих пор хранится жалоба некоей N., которая выступила в защиту двух своих знакомых, находящихся в стране нелегально. Она говорит об агентстве KPNY LLC в целом то же, что и Михаил. Я связывалась с этой женщиной. И она утверждает, что ей также угрожали судебным преследованием. Прямо сейчас она не готова настойчиво бороться за правду, однако не потому, что ее угрожали засудить, а по ряду житейских обстоятельств.

 

Наш комментатор, агент по трудоустройству Григорий, по поводу этой, мягко скажем, нашумевшей истории говорит вот что: «Агенты с высоким трафиком людей, такие, как KPNY LLC, имеют больше недовольных клиентов, но они же имеют больше и довольных. Это агентство находится в Манхеттене, оно достаточно известно, туда очень многие приходят – и было бы неправдой то, что они не устраивают людей на работу. Кого-то – устраивают. Что касается иска тому человеку, который писал о них негатив, то он мог бы заняться делом, пойти поработать, вместо того, чтобы устраивать то, что он устроил. Мое мнение – правды тут не найти. Что же касается наличия SSN и права на работу, об отсутствии которых я якобы должен знать и не устраивать на работу нелегала, то тут ничего не докажешь. Я по новому законодательству тоже не имею права ни у кого спрашивать о его статусе и возрасте – так, кажется»?

 

Необходимо заметить, что существует общая схема  (https://www.labor.ny.gov/formsdocs/wp/ls390.pdf), которой в идеале должны подчиняться все американские агентства по трудоустройству. Во-первых, буквально во всех документах агентства, включая рекламное объявление о его услугах, должны быть четко написаны название агентства, номер лицензии, и само слово «агентство». Посредники, нарушающие столь элементарное правило, будут нарушать и другие.

 

Нелегальная уязвимость

 

Ремарка о том, что все вышеперечисленные люди не имеют права на работу, и поэтому сам факт их трудоустройсва незаконен – палка о двух концах. С одной стороны, они не имеют права устраиваться, с другой – их не имеют права устраивать. Однако во внимание принимается почему-то только первый пункт. Считается, что обиженный агентом клиент-нелегал не имеет права жаловаться, потому что тут-то незаконность его действий и выяснится. Это не совсем так.

Иммиграционный адвокат Наталия Полухтин думает об этом вот что: «Во-первых, иммиграционное право — не уголовное. Закон не предусматривает ответственности в «криминальном» смысле за работу без разрешения. Это не значит, что работа без разрешения потенциально останется без последствий: в большинстве случаев, это нарушение неиммиграционного статуса, которое несет правовые последствия в виде невозможности получить легальный статус в будущем, или иногда депортации. Например, во время рутинной проверки иммиграционные службы обнаруживают в ресторане подрабатывающего в свободное время иностранца со студенческой визой. Его статус разрешения на работу не подразумевает, значит, нелегальное трудоустройство статус «уничтожило» и студент может быть депортирован. Мне встречались случаи, когда иностранцы на туристической визе находили подработку, устанавливали контакт с работодателем, он подавал документы на рабочую визу или даже на гринкард по рабочей категории — а работник получал отказ, поскольку имел «в анамнезе» историю нелегального трудоустройства. Но, повторюсь, просто, за сам факт работы без разрешения, уголовной ответственности нет. 
Во-вторых, закон определяет условия, при которых ответственность за найм нелегалов несет нанимающая сторона. В большинстве случаев, контрактор несет такую же ответственность, как и работодатель, если он предложил работу человеку, зная, что человек находится в стране нелегально. После нашумевшего дела 2005 года, в результате которого Волмарт выплатил штрафов на более чем 11 миллионов долларов за то, что пользовался для уборки магазинов клининговыми агентствами, а они, в свою очередь, нанимали нелегалов, был создан прецедент, указывающий на равную ответственность как агенства, поставляющего рабочую силу, так и финального «заказчика» труда нелегалов. Здесь ответственность более «многослойная» — есть в отдельных случаях гражданская, бывает в критических случаях уголовная, с реальными тюремными сроками. Но каким образом дело будет разбираться в отношении агентства по найму сильно зависит от практики в конкретной юрисдикции. 
В описанном здесь сценарии роль агентств в найме нелегалов непонятна. Если они в реальности поставляют нелегальную рабочую силу на рынок труда, то ответственность может быть вплоть до уголовной. Федеральный закон дословно говорит: «Незаконно нанимать, рекрутировать, или предоставлять связанные с поиском работы услуги иностранцам, нелегальный статус которых известен физическому или юридическому лицу, предоставляющему эти услуги» (8 U.S. Code § 1324a) Однако, если эти агентства на самом деле никаких услуг по найму не предоставляют, а просто берут с нелегалов деньги за пустые обещания в поиске трудоустройства, то, скорее всего, это обычное мошенничество, которое может быть расследовано и наказано в рамках законодательства штата. 
Наконец, я думаю, важно сделать ремарку относительно страха нелегальных иммигрантов подавать жалобы в случае, если они стали жертвой подобных «агентств». Тенденция последнего времени такова, что случаи злоупотреблений легальной «беззащитностью» нелегалов сейчас очень активно расследуются. Акцент определения правовых последствий нелегального найма ощутимо смещается в сторону нанимающей стороны. Во многих ситуациях, подача жалобы не требует разглашения легального статуса, места проживания, или имени нелегала, который стал жертвой недобросовестных нанимателей. В подразделении Гражданских Прав при Департаменте Юстиции действует отдельная структура, занимающаяся иммиграционными нарушениями именно в трудовом контексте. На их сайте есть множество ресурсов, в том числе и на русском языке, и подробные инструкции для подачи жалобы на незаконный найм».

Также Н. Полухтин указала нам на правительственный ресурс для подачи такого рода жалоб: https://www.justice.gov/crt/filing-charge

Be the first to comment on "Работа vs мошенничество. Может ли вас обмануть агентство по трудоустройству – и как?"

Leave a comment

Your email address will not be published.




12 + 2 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.