Выборы по-американски

Фото: www.bbc.com

«Как вы считаете, что Трамп имеет в виду, когда говорит, что выборы фальсифицируются? — спросил в понедельник, 17 октября, в радиоэфире консервативный комментатор Раш Лимбо, и сам же ответил: «Он говорит о средствах массовой информации. Он говорит о том, что 95 процентов СМИ против него. Он говорит о выливаемой на него журналистами грязи. Вот почему он говорит о фальсификации».
Раш Лимбо, трехчасовую ежедневную передачу которого слушают в течение недели — с понедельника по пятницу — 15 миллионов, ни на йоту не погрешил против истины. На пальцах одной руки можно сосчитать СМИ, которые либо поддерживают Дональда Трампа или нейтральны. Абсолютное большинство общенациональных СМИ — — газет, телестанций, интернет-сайтов — делают все, что в их силах, чтобы гарантировать победу на выборах Хиллари Клинтон. В тот день, когда Лимбо объяснил, что имеет Трамп в виду, говоря о «нечестных» и «сфальсифицированных» выборах, «Центр за общественную честность» («Center for Public Integrity») сообщил, что в ходе нынешней президентской избирательной кампании журналисты пожертвовали кандидатам почти 400 тысяч долларов, и львиную долю — 96 процентов — получил предвыборный фонд госпожи Клинтон.
Журналисты ведущих СМИ в массе своей демократы. В этом нет ничего нового. В 1986 году политолог Роберт Лихтер опубликовал исследование «Журналистская элита» («The Media Elite») с подзаголовком «Новые влиятельные маклеры Америки» {«America’s New Powerbrokers»). Новой силой, оказывающей влияние на повседневную жизнь, была журналистская элита. Проанализировав результаты президентских выборов с 1964 года по 1976-й, Лихтер и его соавторы пришли к заключению: на этих выборах от 81-го до 94-х процентов журналистов голосовали за кандидатов Демократической партии… В последовавшие за публикацией Лихтера три десятилетия журналисты-республиканцы превратились в ведущих СМИ в «исчезающую особь» . Опрос, проведенный социологами Университета Индианы, выявил, что лишь 7 проц. журналистов считают себя республиканцами…
«Если бы голосовать разрешили только репортерам, то Уолтер Мондейл, Майкл Дукакис, Ал Гор и Джон Керри одержали бы убедительные победы», — писал многолетний политический корреспондент газеты «Washington Post» Томас Эдсолл в журнале «Columbia Journalism Review» (8 октября 2009 г.). Но поскольку голосовали не только журналисты, Мондейл проиграл в 1984 году Рональду Рейгану, Дукакис — в 1988-м Джорджу Бушу-отцу, а Джордж Буш-сын победил в 2000-м Гора и в 2004-м — Керри. Эти поражения — особенно два последних — послужили для журналистской элиты уроком. Следовало не только жертвовать деньги «своему» кандидату и голосовать на него. Этого для победы было недостаточно.
Следовало, во-первых, смешивать соперника с грязью — да так, чтобы он не сумел отмыться ко дню выборов. И, во-вторых, следовало скрыть от электората все отрицательные факты о «своем» кандидате. На обливании грязью журналистская элита набила руку еще в 1964 году, когда преподнесла стране кандидата республиканцев Барри Голдуотера как «ястреба», при котором ядерная война неизбежна. Но обливание грязью республиканцев не всегда помогало. А вот тотальное умолчание о фактах, порочащих кандидата демократов, не могло не помочь. Это доказали две победы Барака Обамы.
В 2008 году абсолютное большинство СМИ скрыло от избирателей многолетнюю дружбу кандидата в президенты сенатора Обамы с террористом Биллом Эйрсом. СМИ не пожелали информировать страну о дружбе кандидата с пастором Райтом, выступавшим с антиамериканскими прововедями. И не нашлось журналиста, который проанализировал бы написанную кандидатом автобиографию, из которой явствовало, что он — марксист… Через четыре года, в 2012-м, ведущие СМИ отказались говорить правду об обамовской реформе системы здравоохранения и об атаке террористов на американское консульство в ливийском городе Бенгази, случившееся за два месяца до выборов. Но СМИ вылили ушаты грязи на кандидата республиканцев Митта Ромни, представив его избирателю как мультимиллионера, которому плевать на нужды и заботы рядового американца…
Что уж тут говорить о приближающейся к завершению нынешней президентской кампании!.. Впрочем, прежде, чем говорить о ней, я хочу напомнить о предвыборной кампании, состоявшейся двадцать лет назад — но не в Соединенных Штатах Америки, а в России. Читатель вправе спросить: есть ли смысл вспоминать сегодня президентскую кампанию 1996-го года в России? Полагаю, что есть! Потому что она проводилась по-американски. Ведущие российские СМИ — прежде всего телекомпании — рекламировали одного кандидата и смешивали с грязью его соперника .
В декабре 1995 года рейтинг президента России Бориса Ельцина колебался где-то около 5 процентов, и грядущие летом 96-го выборы ничего хорошего ему не сулили. Находившийся в это время в России научный сотрудник Стэнфордского университета русист Майкл Макфол (будущий — при Обаме — посол США в Москве) написал статью о том, как Ельцин может выиграть выборы. Окружение Ельцина заинтересовалось Макфолом, и на него вышли советники президента. «Нужно поговорить о выборах», — сказал Макфолу человек, который назвался Игорем и отрекомендовался как руководитель «аналитического центра» по выборам Ельцина. Макфол поведал о встрече с «Игорем» в книге «Президентские выборы в России» («Russia’s 1996 Presidential Election»), но оставил читателя в неведении о том, что же он конкретно посоветовал. Следует предположить, что он обратил внимание на роль СМИ.
Следует предположить и другое: влиятельные российские бизнесмены, в числе которых были владелец компании НТВ Владимир Гусинский и владелец телекомпании «Первый канал» Борис Березовский, не нуждались в подсказке профессора Макфола. Будучи соперниками в бизнесе, Гусинский и Березовский объединились — вместе с одиннадцатью другими «олигархами» — в поддержке Ельцина, поскольку считали, что победа на выборах коммуниста Геннадия Зюганова приведет к возвращению в советское прошлое.
Фактическим руководителем пропагандистской кампании стал второй человек в НТВ Игорь Малашенко. В последние годы существования Советского Союза он работал в Институте США и Канады Академии наук СССР и хорошо изучил работу американских СМИ. Будучи в 1992 году фактическим руководителем Российской государственной радиотелекомпании «Останкино», Малашенко внимательно наблюдал за президентской кампанией в Соединенных Штатах. Опыт проведения этой кампании, в которой демократ Билл Клинтон победил президента-республиканца Джорджа Буша, оказался неоценимым спустя четыре года в организации победной кампании Ельцина.
Опросы общественного мнения до начала праймериз не позволяли считать губернатора Арканзаса Клинтона фаворитом в гонке. А когда до первых кокусов и праймериз оставались считанные дни, манекенщица Дженнифер Флауэрс поведала о своей 12-летней связи с Клинтоном, и ее откровения должны были, казалось бы, похоронить всякие надежды Клинтона на победу над однопартийцами, не говоря уже о победе на всеобщих выборах. Билла спасла Хиллари. Взявшись за руки, они предстали перед миллионами зрителей в тележурнале «60 минут», и разыгранная ими любовная сцена позволила Клинтону остаться в гонке. Он, правда, потерпел поражение в кокусах в Айове и в праймериз в Нью-Гэмпшире, но затем стал опережать соперников, заслужив прозвище «The Comeback Kid». Ведущие СМИ — и прежде всего телевидение — сыграли свою роль в победе Клинтона. Малашенко взялся за работу по превращению Бориса Ельцина с его пятипроцентным рейтингом в «The Comeback Kid».
«Choose or Lose!» («Выбирай или проиграешь!») — это был лозунг Билла Клинтона для молодых американских избирателей… «Голосуй или проиграешь!» — это был лозунг Бориса Ельцина для молодых россиян, которым телевидение постоянно напоминало, что их ждет в случае возвращения власти коммунистов. Но одних лозунгов было мало. Ежедневным телевизионным выпускам требовались новости о деятельности Ельцина. Малашенко убедил президента ездить по стране и встречаться с избирателями — как поступают в избирательных кампаниях американские политики. Однако не все проходило гладко.
Краснодар был первым городом, куда приехал Ельцин. В сопровождении телохранителей он шел по безлюдным улицам. Телевидение показало репортаж, смонтированный из фотографий Ельцина-96-го года и видеозаписей Ельцина-91-го, когда он был на вершине популярности… И чтобы не случалось такого , как в Краснодаре, провала, все последующие поездки Ельцина готовились заранее, чтобы его встречали восторженные толпы…
Но следовало не только рекламировать «своего» кандидата, следовало топить соперника. Перед выборами тиражом 10 миллионов экземпляров выходила еженедельная цветная газета «Не дай Бог!» В ней описывались ужасы, грозящие стране в случае победы Зюганова, которого газета сравнивала с Гитлером… Но, конечно, главная роль в пропагандистской кампании принадлежала телевидению. Рейтинг Ельцина рос, рейтинг Зюганова снижался…
В первом туре голосования — 16 июня — в бюллетенях были имена одиннадцати кандидатов. Ни один не получил большинства голосов. Ельцину (35 проц.) и Зюганову (32 проц.) предстоял второй тур голосования.
За несколько дней до назначенного на 3 июля второго тура Ельцину предстояло выступить по телевидению с записанным заранее обращением к стране. Но в день записи он был тяжело болен. Ни о какой поездке с загородной дачи в Кремль не могло быть и речи. Малашенко нашел выход. Из кабинета Ельцина были вывезены мебель и деревянные панели. Их привезли на дачу. Но требовалось еще посадить оратора и убедить его в необходимости прочитать написанный текст. С грехом пополам Ельцин справился с задачей, а затем сказанное им было отредактировано и продублировано — чтобы никому не пришло в голову, что это все говорит больной человек…
В день выборов, 3 июля, Ельцин появился на избирательном участке, устроенном рядом с его дачей. Он с трудом обнаружил отверстие в урне и протолкнул в него бюллетень… И в этот день телевидение здорово потрудилось, чтобы помочь ему. Вот что писал в «Независимой газете» (23 октября 1998 года) Всеволод Вильчек, бывший в 1996-м главным аналитиком телеканала НТВ:
«Первыми на избирательные участки обычно идут пенсионеры. Именно в утренние часы на участках создаётся однородная пенсионерская микросреда, и все они голосуют одинаково. Например, за Зюганова. Но едва появляется интеллигенция, молодежь и вообще более продвинутая публика, которая встает позже и не так спешит на избирательные участки, как обстановка разряжается. Мы специально пронаблюдали и выяснили, что даже самые принципиальные ветераны в такой обстановке начинали сомневаться в том, что необходимо голосовать именно за Зюганова.
Нельзя было создавать такую однородную среду представителей старшего поколения. Какое решение можно было принять в такой ситуации? В сетку были поставлены три серии «Секрет тропиканки» подряд. При этом было анонсировано, что это последние, заключительные серии. В итоге, во-первых, очень многие не поехали на дачи, а это было очень важно, поскольку практически все знали, что чем больше народа придёт на избирательные участки, тем больше шансов у Ельцина. Во-вторых, была размыта однородность массы пенсионеров. Они пришли позже, вместе с другими группами населения, и соответственно многие из них проголосовали не так, как намеревались раньше…»
Ельцин получил 54 проц. голосов, Зюганов — 40.
«Я предпочел бы выбрать президентом России труп Ельцина, а не Зюганова», — сказал много лет спустя Игорь Малашенко в интервью корреспонденту английского журнала «Economist» Аркадию Островскому, написавшему недавно интереснейшую книгу «Изобретение России: от Горбачевской свободы и Путинской войны» («The Indention of Russia: From Gorbachev’s Freedom to Putin’s War»).
«Лучше труп Хиллари в Белом доме, чем здоровый Трамп», — так читатель «New York Times» откликнулся на сайте газеты на информацию о том, что госпожа Клинтон почувствовала себя неважно в воскресенье, 11 сентября, во время церемонии памяти жертв «найн-элевен».
Журналисты ведущих СМИ были готовы к кампании в поддержку Хиллари Клинтон задолго до ее официального выхода на старт президентской гонки. Мишенью должен был стать любой кандидат Республиканской партии. Неожиданно для журналистов у госпожи Клинтон оказался соперник в борьбе за номинацию на пост кандидата Демократической партии, и этот соперник — Берни Сандерс — первым испытал на себе необъективность СМИ. Да и Национальный комитет Демократической партии делал все возможное, чтобы похоронить его кандидатуру. Сандерс заговорил о «нечестных» и «сфальсифицированных» выборах раньше Трампа.. Когда же с кандидатурой Сандерса было покончено, СМИ взялись за Трампа.
«Многие, включая меня, признаются в тотальном неприятии республиканцев», — сказал в открытом эфире корреспондент Newsmax TV Стив Малсберг, назвав NBC, CBS и СNN в числе тех телекомпаний, которые не приемлют республиканцев… Когда же дело дошло до Трампа, «журналисты согласились, что он должен быть остановлен», — писал в своем твиттере Уилли Гайст, телеведущий шоу «Today» (NBC), не догадываясь, что написанное будет опубликовано..
Трампа следовало остановить, а госпоже Клинтон проложить дорогу в Белый дом. Долгое время ведущие СМИ просто-напросто замалчивали скандалы, связанные с Клинтон: и ее вину в гибели в Бенгази четверых американцев, включая посла США; и личный телефон в государственной переписке; и использование служебного положения на посту госсекретаря в финансовом пополнении «Фонда Клинтонов»… В то же время раздувался сверх всякой меры каждый скандал, связанный с Трампом.
Это была игра, как сказали бы спортивные комментаторы, в одни ворота, да к тому же при одностороннем судействе. Но к такой политической игре должен быть готов любой республиканец, вступающий в борьбу за выборный пост, тем более за пост президента.
Выборы по-американски не означают, увы, честного соперничества.

Be the first to comment on "Выборы по-американски"

Leave a comment

Your email address will not be published.




тринадцать + один =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.